Юл Бриннер и Алеша Димитриевич - "Цыган и Я"



История знакомства известного голливудского Актёра Юла Бриннера и цыганского музыканта и певца Алёши Димитриевича уходит корнями в 30-ые годы 20 века в Париж.
Артистическая труппа цыган Димитриевичей, возглавляемая патриархом семейства Иваном Димитриевичем-старшим, прочно осевшая в то время в Париже, выступалала в русских кабарэ и ресторанах на Монпарнасе, их номера пользовались большой популярностью у русской эмигрантской публики и многочисленных французских поклонников, среди которых были такие известные писатели как Жозеф Кессэль, Жан Мермо, Сент-Экзюпери.
В эмигрантских мемуарах, семейная труппа упоминаются не иначе , как "чудесные цыгане Димитриевичи".

Основатель Цыганской Труппы Димитриевичей - Иван Димитриевич-Старший (Отец).




К тому времени уже взошла яркая звезда Вали Димитриевич, ее пророчили второй Варей Паниной цыганской песни, Маруся танцевала и пела, отец и братья играли на гитарах и танцевали, Алёша кроме игры на гитаре выступал с акробатическими номерами.
Однажды, хороший знакомый матери Юла (личный секретарь известного русского танцора в эмиграции - Сергея Лифаря), случайно сводил Веру и Юла в русский-эмигрантский ресторан, где выступали русские цыгане - замечательные артистические цыганские семьи Димитриевичей и Поляковых, и там впервые Юл познакомился со всем великолепием цыганской культуры и был очарован цыганской песней. Во что бы то ни стало, он решил основательно научиться игре на гитаре, и "обманным" путём вытребовал у матери купить ему инструмент, якобы для "занятий классической музыкой", и стал осваивать цыганское песенное искусство, тесно сблизившись с русско-цыганской "Труппой Ивана Димитриевича" (отца), когда-то работавшем в знаменитых московских ресторанах - "Яр" и "Стрельна", и развлекавшего под Москвой в Мокром "сливки российского общества", и их бородатого кумира, самого Григория Распутина. Друзья-цыганские музыканты стали для молодого Юла, в чужой стране, настоящей "второй семьёй". Юл начал всё чаще бывать в этом ресторане и близко сдружился с талантливым танцором и гитаристом Алёшей Димитриевичем (младшим сыном Ивана Димитриевича-старшего), который очень здорово помог молодому Юлу в те сложные непростые для эмигрантов годы, вместе со своим отцом научив его правильной игре на семиструнной гитаре и для начала разучив с ним пару десятков популярных цыганских и русских песен и романсов ("Очи чёрные", "Две гитары", "Окончен путь", "Не сердись, не ревнуй", "Соколовская гитара" и другие), затем разрешив ему выступать вместе с ними на одной эстраде. Как учили его цыгане - "пой не слишком громко, только до горизонта...". Кроме всего, благодаря дружбе с цыганами, Юл впоследствии стал заядлым и аззартным картёжником, иногда проигрывая всё заработанное.
И вот, вечером 15 июня 1935-го года, в большом парижском кабаре (говорят, что это был русский ресторан "Царевич", по другим сведениям - "Распутин") состоялся первый концерт Юла Бринера, исполнявшего цыганские песни своим низким глубоким тенором, в сопровождении 30-ти гитар(!). Юному певцу тогда еще не было и пятнадцати. Тот день он запомнил навсегда, как и совет, данный ему Иваном Димитриевичем-старшим (создателем труппы, отцом Алёши): "- Когда поешь с гитарой в руках, помни - ты должен выглядеть сильным, настоящим мужчиной!" Посетители многочисленных русских ресторанов в Париже, все кроме завсегдатаев и "своих", считали Бриннера "чистокровным цыганом", и были уверены, что он принадлежит к многочисленному семейному "клану" Димитриевичей. В течении нескольких лет Юл Бринер пел в парижских ресторанах, иногда выступая дуэтом со своей родной сестрой, будущей оперной певицей - Верой Бринер. На долгие годы жизни, Юл Бринер остался благодарен и запомнил ту безвозмездную помощь, которую ему оказал Алёша Димитриевич в те тяжёлые пост-эмигрантские времена. Не взирая на разницу в возрасте (почти 10 лет), объединяла их и общая эмигрантская судьба, знание родного русского языка, кроме прочего и то, что они оба в одно время бежали из большевистского Владивостока, а затем какое-то время вместе жили в Харбине, позднее волею судеб оказавшись в разное время во французской столице...
Особенно близко, Юл сдружился с Алёшей и Марусей , и они вместе с Юлом Бриннером (все будучи незаурядными акробатами) давали представления в цирках "Хивер" (d'Hiver) и "Bouglione". Именно Маруся Димитриевич нагадала Юлу Бриннеру - «Ты, Юл, станешь королем. Увидишь — сбудутся мои слова».

Маруся Димитриевич и музыкант-аккомпаниатор Виктор Новский.




Но, с началом 2-ой Мировой войны и немецкой оккупацией Франции, в начале 1941-го, Юл вместе с семьёй были вынуждены эмигрировать вначале в Англию, а затем в США. Юл покинул Францию в составе театральной труппы Михаила Чехова. По приезду в США, Юл Бринер почти не говорил по-английски, поэтому изначально был вынужден играть лишь маленькие роли в спектаклях Русского Театра М.Чехова. Находясь в Америке, попеременно живя и работая в штате Конне́ктикут и в Нью-Йорке, что бы как-то прожить и помочь больной матери, Юлу приходилось работать и швейцаром-вышибалой в барах, и рабочим на бензоколонке, и официантом, и натурщиком у фотографов, и водителем грузовика с театральными декорациями чеховского Театра, а по вечерам, усталый, он всё равно доставал свою любимую семиструнную гитару и вновь шёл выступать в ночные клубы, пел в ресторане "Голубой Ангел" на Бродвее, где исполнял цыганские песни и романсы считавшиеся в Америке экзотикой. Его часто приглашали на различные "парти" (вечеринки) по всему городу. Вскоре, по-немногу продвинувшись в изучении английского языка, он расширил свой репертуар, включив в него несколько песен в стиле американского "кантри" и даже добавил пару комических номеров. Кроме этого, ни на минуту не переставая мечтать об актёрской карьере, молодой Юл не упускал возможности и продолжал активно посещать курсы актёрского мастерства в театральной школе режиссёра Михаила Чехова (так же, как и Юл, перебравшегося в Америку). Первой заметной ролью Юла стало участие в спектакле-мюзикле из китайской жизни - "Песнь лютни", состоявшейся в Бродвейском театре "Плимут" в 1946-ом году. За эту роль, роль экзотического персонажа Цай Йонга, Юл Бриннер был отмечен "Наградой Дональдсона", вручаемой самому много-обещающему актёру года. В скором будущем, эта роль и открыла Юлу Бриннеру дорогу к первому настоящему успеху - он был приглашен на главную роль в знаменитом мюзикле "Король и я" и наконец, к 1951-му году Юл Бринер смог достичь первого пика своей актёрской популярности. Однако, почти до самого конца 40-х годов, Юл Бриннер (добавивший к тому времени к своей фамилии ещё одну букву "н", для более удобного произношения на английском), ни разу не упускал возможности поиграть на своей любимом инструменте, периодически продолжая петь и выступать по клубам со своей гитарой, продолжавшей выручать его в самые сложные моменты жизни... И даже кастинг-отбор на свою первую знаменитую роль в бродвейском мюзикле "Король и я", он получил не без помощи пения под гитару цыганской песни, привёдшей в восторг продюсеров мюзикла, своей "восточно-азиатской экзотичностью", так подходящей к роли "Короля Сиама"...
Вскоре после окончания 2-ой мировой войны, в 1946-ом году, после своей первой женитьбы на американской актрисе Вирджинии Гилмор, Юл Бриннер наконец-то смог получить "американское гражданство". В том же, 1946-ом у Юла и Вирджинии родился сын - Рок Бриннер. Спустя четыре года, в конце 40-х Юл уже становится признанной "звездой" Бродвейских мюзиклов и постановок. В 1954-ом году, когда на основе бродвейского мюзикла "Король Сиама" был снят телевизионный фильм "Король и я", а спустя 2 года, в 1956-ом в Голливуде был поставлен полнометражный кино-фильм "Король и я", принёсший Юлу престижную американскую кино-премию "Оскар" - "За лучшую мужскую роль"... Давняя мечта Юла наконец сбылась и актёр Юл Бриннер становится настоящей голливудской знаменитостью. В том же 1956-ом году, он снялся в фильме "Десять заповедей" (получившей огромное количество премий и номинаций), в котором Юл сыграл египетского фараона Рамзеса - эта роль лишь упрочила "звёздный статус" талантливого артиста...
Закадычный друг Юла - Алёша Димитриевич, в начале войны так же покинул оккупированную Францию и уехал на другой континент, в Южную Америку, в Аргентину, где ему пришлось работать на ферме по разведению лошадей, ну и конечно же много гастролировать с семейным ансамблем, он проехал с гастролями по Бразилии, Парагваю и Боливии, выступал танцором в знаменитом кабаре "Табарис" в Буэнос-Айресе, с успехом объездив за долгие годы с семейной труппой почти всю Латинскую Америку. Его коронным номером во время выступления, было великолепное "двойное сальто", приносившее неизменный успех. В итоге, за свои лучшие качества, Алёша получил от местного цыганского клана высший цыганский титул - "Цыганский Барон"...
Начало войны и тяжёлое послевоенное время, более чем на 20 лет разъединило судьбы двух друзей - Юлия Бриннера и Алёши Димитриевича, юность и молодость которых десять лет прошла рядом, в самые нелёгкие времена, и сплотила их дружбу на долгие годы...
Лишь после смерти отца, братьев и старшей сестры, по просьбе переживавшей от одиночества сестры Вали (вернувшейся в Париж из Штатов ещё в 50-ые) Алёша Димитриевич в 1961 году тоже возвращается в Париж, где спустя почти 20 лет, они наконец-то встречаются с Юлом Бриннером - к тому времени ставшему миллионером, королём мирового кино-экрана, не "сходившим с обложек" популярнейших журналов, и многократно женатым на самых известных актрисах тех лет.



Когда Алёша Димитриевич вернулся в Париж - его вновь не менее восторженно приняли парижане, долгие годы восхищавшиеся цыганским творчеством знаменитого иностранца. Алёша Димитриевич, в прошлом будучи прекрасным танцором и гитаристом, к этому времени решается запеть сольно. Ему было около пятидесяти, когда он решил запеть. Редкий случай - рождение певца в таком возрасте. Но Алёша объяснял это просто: "Пение это дар!". Дар, который проснулся в нём поздно, но развивался стремительно и ярко. Юл Бриннер вернулся из Америки в Швейцарию в 1959 году, и на долгие 17 лет остался в Европе. Он давно хотел сделать совместный диск с Алёшей. В 1967-ом году нашёлся спонсор, давший деньги на студийную запись. Юл и Алёша, а также молодой француский гитарист Серж Кампс, встретились в студии в Вене, прокурили всю ночь, про-пели и про-пили, вообщем прокайфовали...

Уникальное фото из архива Сержа Кампа
1967 год - Алеша Димитриевич с супругой, Юл Бриннер и Серж Кампс на студии в Вене (Австрия), на записи пластинки "Цыган и Я".




И в итоге, смогли записать, не совсем запланированный целостный альбом, а лишь несколько основных главных блоков своих любимых цыганских песен. Альбом получил название - "Мы - Цыгане" или "Цыган и Я" / "The gypsy and I" (англо-американская версия названия), ставший в последствии знаменитой работой обоих аристов.

(с) Специально для сайта "Северная Энциклопедия"











Юл Бриннер и Алеша Димитриевич
Yul Brynner avec Aliocha Dimitrievitch
Yul Brynner with Aliocha Dimitrievitch

"The Gypsy end I"_______"Цыган и я"_______"Le tzigane et moi"

VANGUARD VSD 79256
Made in USA


FACE 1

01-THE LINE OF FATE (Узор судьбы...)
02-THE END OF ROAD (Окончен путь...)
03-DONT BE ANGRY (Не сердись...)
04-SOKOLOV'S GUITAR (Соколовского гитара)
05-A HUNDRED MILES (Сто верст)
06-TWO GUITARES (Две гитары зазвенели...)

Юл Бриннер и Алёша Димитриевич - Две гитары

FACE 2

07-THE PACER (Иноходец)
08-FOR THE LAST TIME (В последний раз...)
09-WHY GET MARRIED (Зачем было влюбляться...)
10-THE SHAWL ( Шаленочка)
11-TRAVELLINGS GYSPIES (Ехали цыгане)
12-I AM LOST (Пропал я)


1 комментарий:

  1. Спасибо !
    Прекрасное начало !
    Мои поздравления !

    ОтветитьУдалить